Бабочка-Валечка

Валентина, увидела спину мужа.
Утро было солнечное, небо чистое и высокое, хотя это и странно для декабря. Хотелось потягиваться и никуда не спешить, тем более, что выходной только начался.
Но кофе уже манил своим ароматом. И ранняя пташка решив разделить любимый напиток и разговор с любимым мужем, поспешила на кухню. Улыбнувшись новой мебели, не спеша сварила бодрящий напиток. Смакуя, и жмурясь от счастья заглянула к любимому в зал.
Но он оказался в компьютере. Порой Вале казалось, что компьютер заглатывает мужа целиком. Но конечно же, это было не так — он всегда возвращался к ней.
Вот только сейчас, тревожить мужа не хотелось.
И тогда появился блокнот. Он всегда вовремя оказывался в руках. Нужно ли было записать интересную мысль, вспомнить, о чем думала неделю назад или просто вылить в него все, что накопилось.
Присев на кровать, хозяйка призадумалась. О чем написать? О мире? О жизни, ее течении, раскрытии судьбы, сплетении направлений, о себе во во всем этом бурном потоке? Вот бы с мужем все это обсудить не торопясь… Или может, придумать новый рецепт пирога?
За этим занятием ее и обнаружил утренний коварный сон. Обнял теплыми руками и уложил аккуратно на подушку, смежив веки. А сам примостился рядом и принялся гладить по волосам.

Валентина проснулась от того, что ее цветок зашатало от ветра. Цветок? Вот это новости. Почему она вдруг спит в цветке? И как такая махина поместилась в комнату?- Ох! — Отшатнувшись от края сердцевины испугалась женщина. Сквозь лепестки было видно, как далеко земля.
— Чего кричишь? — Поинтересовался огромный зеленый кузнечик, внезапно вспрыгивая на импровизированную кровать. Валя едва сдержала еще один вопль, поднеся руку ко рту. Рука оказалась покрыта тоненькими волосками и больше походила на лапку. Вторая была такая же. И ноги! Ноги, что очень удивительно тоже были такими же. Тонкими и их… было четыре.
Хлюпнув хоботком, Валя вдруг поняла, что у нее тело бабочки. И крылья бабочки. Вот за спиной, но так удобно устроены, что их тяжести совсем не чувствуешь, пока не начнешь ими работать.
Пока она рассматривала себя, кузнечик потерял к ней интерес и ускакал.
— Подожди! — крикнула ему новоявленная бабочка. — Что мне теперь делать?
Но никто не ответил. А вот живот заурчал, громко и требовательно, как голодный тигр.
— Ну что ж. — Отряхнув с себя пыльцу, решила Валя. — Раз есть крылья, надо летать. Или хотя бы попробовать.
Она снова подошла к краю цветка и попыталась взлететь. Получилось не очень. Тогда решила сначала научиться планировать. А для этого нужно было сделать шаг вниз. Очень страшно. Голова не кружиться, но зато верится мир вокруг.
Помог ветер. Бережно, но сильно подтолкнул, и Вале ничего на оставалось, как расправить крылья и планировать.

Она приземлилась под своей импровизированной кроватью и огляделась. Вокруг масса самых разных насекомых. Все куда-то спешат, тащат, толкают, поедают, заняты ужасно важными делами и на новенькую бабочку никакого внимания не обращают.
— Может со мной что-то не так? — Задумалась Валя. — Наверное, я какая-то не такая бабочка, не правильная. Вот и крылья такой окраски яркой, красивой, я у нас таких не встречала.
Она распахнула крылья и полюбовалась на них. В солнечных лучах они искрились и переливались, как будто сделаны были из золота и драгоценных камней.
— Ишь ты, расфуфырилась. — Разозлилась на нее проползавшая мимо гусеница. — И так места нет, а она тут еще махалки свои расставила и таращится!
— Извините. — Смутилась бабочка и сложила крылья, позволяя ворчунье проползти. — А вы не знаете, что мне дальше делать?
— Ты что? Крылова не читала? Иди пляши! — Захохотала гусеница.
— Там стрекоза была. — Обиделась Валя. — А вы, между прочим тоже с крыльями будете. Если правильно питаетесь.
Гусеница захлопнула рот и поспешила по своим гусеничным делам, забавно переставляя множество ножек.
— Но что же мне все же делать? — Вслух подумала крылатая красавица.
— А ты лети к большой розе. Туда все бабочки слетаются сегодня, они тебе расскажут что надо делать. — Ужасно медленно прошелестела улитка. Она свисала с травинки прямо над Валей и шевелила рожками-антеннами.
— Спасибо! А где эта роза?
— Взлети, да посмотри. Мне -то отсюда точно не видно..
Не дожидаясь окончания фразы, бабочка поблагодарила советчицу и попыталась взлететь. Не получилось. Опять.
— Наверное у меня что-то с крыльями не так! Или может разбег нужен!
Сказано-сделано. Разбежалась и снова попробовала взлететь. И снова неудача.
Тогда Валя попробовала влезть на травинку и прыгнуть с нее.
Все насекомые внизу замерли, глядя, как бабочка с огромными прекрасными крыльями прыгает на травинке. Солнце пускало через цветные узоры веселых зайчиков и все невольно залюбовались. А вот хозяйка крыльев была собой очень не довольна. Ну почему все бегают, ползают, прыгают, а она летать не может. Скакала-скакала, пока из сил не выбилась. И вдруг почувствовала, что летит. Но крылья по прежнему не работали.
Это какой-то жалостливый, но сильный мотылек подхватил ее и понес вверх.
— Тебе куда надо? — спросил он сверху в ответ на благодарности.
— К большой розе. Там все должны быть.
— Верно, верно. А крылья у тебя слишком большие. Ты не сможешь на них летать.
— Я уже поняла. — загрустила бабочка. — Так жаль — такая красота, а бесполезные.
— Цветы тоже красивые. А соберешь с них нектар и тоже бесполезные.
Тут желудок о себе напомнил при упоминании нектара. Забурлил, заурчал, хуже медведя.
— Голодная? — Уточнил мотылек.
— Да, очень.
— Ясное дело. Ну ты потерпи, до розы уже не далеко совсем, там тебя накормят и про крылья твои расскажут. Ты же новенькая совсем, правильно?
— Да, спасибо, конечно потерплю. — Совсем сникла терзаемая голодом Валя. Удивительно, она довольно легко восприняла то, что стала бабочкой, но очень сильно переживала, что не может пользоваться крыльями, как другие. Это же насмешка судьбы — стать существом, чье главное достоинство умение летать и не иметь возможности им воспользоваться.
— Но я же парила. — Сказала она сама себе. И тут же поправилась. — Парить и летучие белки могут.
— Прилетели. — Сообщил мотылек. Он очень устал, огромные крылья Вали мешали и тянули вниз. И ей стало стыдно, что она думала только о себе и не вспомнила, как тяжело ее добровольному помощнику.
— Если чем-то могу помочь — всегда обращайся. — сказала благодарная бабочка.
— Обязательно! — Кивнул мотылек и улетел.
А Валя увидела розу и ее новых друзей. Бабочки роились вокруг цветка, не хуже пчел. А в сердцевине сидела большая чернокрылая королева.
— Друзья! Подданные мои! — выкрикивала она. — Все вы знаете, что самый вкусный нектар у хризантем. В нашем саду расцвело несколько и мы должны отправится к ним и напиться сладкого напитка, а потом отложить в листьях личинки, чтобы они питались хризантемами и превращались в прекрасных бабочек.
— Что? — Встрепенулась Валентина. — Мои любимые хризантемы? Не позволю! Опылять — пожалуйста, но лопать гусеницам — не дам!
Она даже не поняла, как оказалась среди толпы бабочек. Зато прекрасно поняла, что это ее маленький огородик, ее любимый виноград и цветы! И ее сородичи собираются все это уничтожить? Вон их сколько — целые полчища!
Перед фасеточными глазами встала картина разорения — гусеницы ползающие повсюду, обгрызенные до корня листья, поникшие цветы, даже солнце скрылось, увидев этот ужас и наступила кромешная тьма, в которой слышались чавкающие звуки.
Как же так?
На секунду ей показалось, что от злости и от страха за свои растения она воспарит и сможет все предотвратить. Но крылья по прежнему не слушались. Слишком большие, хоть и красивые.
Пришлось идти на тоненьких ножках, которые были не очень то приспособлены для ходьбы. Скорее для того, чтобы слегка касаться лепестков при полете. Но разве это остановит женщину, которая хочет защитить свой садик?
— Послушайте, бабочки! Бабочки! — Воскликнула Валентина. — Послушайте меня! Тут совсем не далеко огромное поле с полевыми цветами! Там нектара и листьев хватит на всех, совсем не обязательно уничтожать этот прекрасный полисадник!
— Ты кто? И почему командуешь моими бабочками? — Грозно спросила черная королева.
— Меня зовут Валя и я хозяйка этого места. — Подбоченилась для уверенности наша героиня.
— Ты забавная. Этим местом владею я. И еще немного огромная человеческая женщина, но никак не ты.
— Я и есть эта огромная человеческая женщина!
— У тебя гигантские крылья, но ты все равно среднего размера бабочка.
И верно, Валентина с горечью глянула на свое тело, вряд ли криками можно доказать, что она та, кто есть. Надо придумать что-то. А тут еще эти бесполезные крылья…
Может быть поплакать? Иногда это помогает, но чаще просто голова болит. Вот досада, бабочки же не плачут!
Но все же что-то капнуло на лапки Вали.
Она подняла глаза и увидела своего мужа.
Он был таким огромным, что бабочка с трудом смогла рассмотреть его. Она чуть не упала, пытаясь охватить взглядом руки, ноги, голову…
— Разлетайтесь! — прогромыхал сверху голос. — А то крылья замочу.
Муж пришел полить цветы. Конечно. Вода капала из шланга, который он держал в руках. И небольшой струйки было достаточно, чтобы лишить всех бабочке способности летать.
Те, в ужасе бросились врассыпную и в толпе чуть не затоптали-не забили черную королеву. Она оказалась в самом низу и тоненькие лапки так и стучали по ее крыльям.
Сверху закапала вода. Сначала маленькие капельки размером с голову бабочки, затем все крупнее и, наконец, полился поток.
Черная бабочка пыталась подняться, но не могла и вот вот должна была скрыться под водопадом из лейки.
— Да что же это! — возмутилась Валя. — Кто оставляет человека… бабочку в таком положении!
Она спрыгнула вниз и в последний момент прикрыла себя и пострадавшую своими крыльями. Все равно они летать не могут, хоть так пригодятся.
На удивление, импровизированный шатер оказался водонепроницаемым. Капли стекали с него, не причиняя вреда спрятавшимся.
— Какие они удивительные! — прошептала черная королева, любуясь радугой на крыльях Валентины.
— Да. — согласилась хозяйка чуда.
— Ого! — Присвистнул прыгающий мимо кузнечик. — Да у нас тут водоплавающая бабочка! Никогда таких не видел!
— Надо проверить. — Задумалась бывшая чешуекрылая.
Лейка и муж вместе с ней уже исчезли. Валя отряхнулась и попросила спасенную отвести ее к пруду.

Осторожно попробовав лапкой воду, Валентина слегка поежилась — первый шаг всегда холодный. Тогда она разбежалась и храбро нырнула в воду!
Плыть при помощи крыльев оказалось легко, быстро и так приятно, что бабочка даже запела! Как хорошо быть водоплавающей бабочкой!
И вдруг кто-то потрогал ее за плечо.

— Ты задремала? — это муж обнял Валю и поцеловал в висок.

Она посмотрела на блокнотик, лежащий рядом и подумала, что надо записать в него, как же хорошо быть ею. Валей.

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий