Искра в пузыре.

В темном небе, где звезды любят играть в чехарду, где кометы устраивают гонки без правил, где то и дело исчезают и появляются солнца, заставляя звезды прыгать быстрее, живет искорка. Она могла бы стать солнцем, но ей больше нравится быть искоркой. Игривой, подмигивающей зелеными огоньками и независимой от космической круговерти. Солнца исчезают? Ну что ж… Кометы никак не могут выяснить, кто выиграл? Это бывает… Звезды посмеиваются, кичась своим размером, во много раз превосходящими размер искорки? Ерунда…
А все потому, что у искорки был свой мир, в котором она жила — мыльный пузырь. Спросите, как пузырь мог существовать в космосе, когда там не всякая комета выживала? Ну так ведь искорка была непростая, а волшебная. Своим волшебством удерживала она пузырь в космосе. А пузырь радовал ее разноцветными переливами. Сквозь него космос казался не таким скучным. Сквозь него и искорка казалась больше, да разноцветней.

Так летела искорка в своем пузыре, глядя на все сквозь радужную пелену и горя не знала. И не было в целом космосе никого счастливее их двоих.

Пока однажды, не занесли неведомые космические течения пузырь с искоркой к зелено-голубой планете. В атмосфере этой планеты было очень много вещества, из которого был сотворен пузырь. Жители планеты называли это вещество водой. Пузырь, почувствовав воду, радостно хлюпнул и, не смотря на волшебство искорки, взял и растаял в воздухе незнакомой планеты.
А искорка, которая никак не ожидала от пузыря такого, растерялась и начала падать вниз.
Сначала она падала медленно, не совсем еще понимая, что произошло. Но потом ее полет становился все быстрее и быстрее и бело-серые бесформенные глыбы проносились мимо нее. Искорка почти потухла, но, все же, собрав свое волшебство, сохранила свой зеленый огонек.
А потом она упала в то, что жители планеты называли морем и где было очень много воды. Если бы искорка умела, она, наверное, заплакала. Может, она и плакала, но это совершенно не было заметно. Ведь вокруг было столько соленой воды.
Искорке было очень жаль ее прекрасного разноцветного пузыря, в котором она прожила столько времени. Ей очень хотелось вернуть пузырь, но она не знала как, ведь искорки не умеют создавать мыльные пузыри без чьей-то помощи. Да и сомневалась искорка, что это будет тот самый пузырь. Вон сколько вокруг воды. Мало ли из чего сотворится новый пузырь.
Так и плавала искорка в море, время от времени освещая морды страшных существ, покрытых толстыми закругленными пластинами. Искорка пыталась попросить помощи, но морды только равнодушно шлепали толстыми губами и исчезали в темноте воды.
Тогда искорка начала злиться. Ее огонек стал красного цвета и очень горячим. Море вокруг искорки кипело, преждевременно отдавая воду небу. Морю такое обращение совсем не понравилось, и искорка почувствовала, что густые волны подхватили ее и вынесли на сушу.
Но и тут искорка не перестала злиться. Воздух вокруг нее дрожал, такая она была горячая, а земля начала потихоньку дымиться. Земле это тоже не нравилось. Ну а кому понравится, когда рядом с тобой такая горячая злюка?
И вот из-под земли послышался грохот. А потом земля затряслась. Сначала едва заметно, а потом все сильнее и сильнее, скидывая с себя искорку. Так, на волне подземных толчков, искорка добралась до места, где жили разумные обитатели планеты.
В городе, куда попала искорка, была паника из-за непонятно откуда взявшегося землетрясения. Но как только искорка попала на асфальт, земля успокоилась. Зато запротестовал асфальт. Но он был не такой могущественный, как земля или море и только шипел и плавился.
Так бы и провела искорка остаток жизни на окраине неизвестного города, потихоньку плавя асфальт. Но однажды, на окраину города пришел маленький мальчик. В городе было очень шумно и взрослые никак не могли отойти от землетрясения, так и не вошедшего в их город. А мальчику хотелось поиграть в тишине. Это была такая игра, когда не нужно ничего делать или говорить, а нужно просто молчать и наблюдать. Вчера мальчик наблюдал за муравьями в траве. Но сегодня на этот газон привели собак и тишины больше нет. Как и муравьев.
Когда мальчик заметил искорку, то решил поскорее понаблюдать за ней. А то она скоро погаснет и унесет свои тайны с собой.
Но, присев около искорки, мальчик почувствовал, что от нее идет сильный жар.
— Ух, какая злюка! — сказал он, позабыв о правилах игры.
— Посмотрела бы я на тебя, если бы твой пузырь взял да и сбросил тебя прямиком в море! — Огрызнулась искорка. — Никогда не слышал о бросающихся пузырях. — Сказал мальчик, ничуть не удивившись, что искра говорит. — Расскажешь? И тут искорка рассказала ему все. И про то, как долго они с пузырем летели вместе и про то, как он лопнул, и про то… Все рассказала искорка. И ей немного полегчало. Асфальт перестал плавиться под ней.
Мальчик внимательно выслушал искорку и вздохнул. Знал он это ощущение. Такое ощущение бывает, когда вместо бутербродов с сыром на завтрак подают манную кашу.
— Ну что тут скажешь… — мальчик уселся прямо на горячий асфальт рядом с искоркой. Та смутилась и перестала поджаривать поверхность, чтобы маленькому обитателю планеты не было горячо сидеть рядом с ней. – Ты же сама его себе наколдовала… так что тебе мешает наколдовать новый из чего-нибудь другого?
— А вдруг, я подлечу к другой планете, и он тоже растворится? Мне совсем не хочется всю жизнь облетать стороной все планеты. – Искорка умолчала, что ее жизнь была под угрозой и только злость на всех спасла ее.
— Да, это плохо. – Согласился малыш. Он думал, как же ему помочь искорке. И тут его осенило. – А зачем тебе маленький тесный пузырь, когда ты можешь жить в огромном мире? Смотри – вся наша планет для тебя и весь космос! Ты можешь припланетиваться на любую планету и жить там сколько захочешь! А еще ты можешь заводить себе друзей. Вот, например я, не отказался бы стать твоим другом.
— Серьезно? – Задумалась искорка, а ее огонек снова стал зеленым и совсем перестал излучать губительный жар. – Наверное, стоит попробовать.
— Попробуй, — согласился мальчик. – А мне пора домой. Засиделся я. А там мама молоко уже подогрела. Пока. Завтра я приду к тебе еще.
— Пока. – Искорка так была захвачена открывшимися просторами, что почти не заметила, как мальчик ушел, а вслед за ним ушел день и пришел вечер.
А искорка лежала на асфальте и мечтала. И вдруг, прямо посреди летнего вечера пошел снег. Если бы здесь оказался сторонний наблюдатель, он бы покачал головой и скривил бы губы. Мол, и натворила ты делов, искорка, вон как климат поменяла, испаряя океан. Но стороннего наблюдателя нигде не было, а искорка заворожено смотрела на множество белых точек, сверкающих в свете фонарей самыми разными цветами.
— Эй… — Позвала она нерешительно.
Несколько снежинок спланировали к ней и закружились вокруг в странном танце, заставляющем позабыть обо всем на свете. И искорка с удовольствием забыла, чувствуя, как поднимается с асфальта, без всякого пузыря. Она вплелась в танец, сверкая зеленым и потихоньку впитывая цвета, которыми посверкивали снежинки. Танец увлекал ее, унося все дальше.

Утром мальчик пришел поговорить со странной говорящей искоркой, но не нашел ее. Он улыбнулся сам себе, поняв, что искорка нашла себе занятие поинтереснее, чем плавить асфальт и принялся играть в новую игру.

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий