Метаморфы

Встретились как-то два метаморфа. Один был такой симпатичненький, двумя хвостиками и баннтиками. А второй был такой умный, в очках и с книжкой.
— Тра-ля-ля! — Запрыгал на одной ножке метаморф с хвостиком. -Меня зовут Бантик.
— А меня Читалкин. — Насупился второй метоморф и демонстративно уставился в книгу.
— Вот здорово! — восхитилась Бантик, отращивая юбочку и продолжая прыгать. — Научишь? — Чему? Насторожился Читалкин.
— Чему-нибудь. — беспечно отозвалась Бантик, рисуя что-то на асфальте. — Да хоть читать!
— Научу. — согласился Читалкин, разглядывая получившийся рисунок. Быстро отрастив панамку, ибо солнышко уже припекало вовсю, метаморф поинтересовался: — А ты меня научишь завязывать бантики и рисовать на асфальте?
— Без проблем! — Бантик закончила рисовать и залюбовалась получившейся картиной — закат солнца и два метаморфа держатся за руки.

Метаморфы все чаще встречались на извилистой капризной дорожке, каждый раз менявшей пункт назначения.
Вскоре, в руках бантика появилась книжица в аккуратной красно-белой обложке. А у Читалкина появился бантик. Правда не на голове, а под головой. Так ему показалось интереснее и правильнее. А Бантик читала на ходу и даже подпрыгивала, напевая свое любимое «Тра-ля-ля!».

Так проходил день за днем. Метаморфы все новые и новые грани своих любимых занятий. И чпешили поделится этим с другом.
Но дорога, лежавшая между их домами была очень длинной. И чтобы сократить путь и побыстрее делится радостижениями, метаморфы решили поселиться вместе.
Сказано — сделано.
Теперь они вместе читали вися вверх ногами на люстре и прыгали через диван, одновременно завязывая бантики.
Было это очень здорово и весело.

Пока в постоянно меняющийся от лачуги до дворца домик метаморфов не пожаловали мегаморфы.
— Так. Что это у вас здесь? — с порога, бывшего в тот момент деревянным, вопросил один из мегаморфов.
— Да так, читаем, бантики придумываем. Смутился Читалкин.
— А разрешение у вас на это есть? — грозно прищурился другой мегаморфов.
— А нужно? — простодушно удивился Читалкин.
— Нет у нас никакого разрешения! — свалилась с потолка Бантик. — Нам и так хорошо.
— Этто не есть праффильно! — Вмешался тритий мегаморф.
— Высший совет мегаморфов решил, что для того, чтобы делиться радостью друг с другом нужно специальное разрешение. Потому что неправильная радость мешает метаморфам стать мегаморфами! — Прочитал по бумажке первый мегаморф и улыбнулся. — О вас заботимся, глупеньке.
— О нас заботитесь? — Почесала хвостики Бантик.
— А что будет, если мы получим такое разрешение? — Читалкин подозрительно посмотрел на старших морфов.
— Ну… — Мегаморф достал еще одну бумажку. — Это накладывает на вас некоторые обязательства — делится друг с другом только правильной радостью и всячески способствовать перехода друг друга в ряды мегаморфов. Разве это не прекрасно?
— Прекрасно, прекрасно. — Буркнула Бантик. — А что будет еслимы не захотим его получать, это разрешение?
— Мега-мегаморф будет очень расстроен. — Разом поскучнели мегаморфы. — А когда он расстроен — сами знаете что бывает.
— Знаем. — нахмурился Читалкин. — Ну что ж, мы получим разрешение, чтобы не расстраивать Мега-менаморфа.

Когда мегаморфы ушли, Бантик и Читалкин разползлись по разным углам. Им как-то одновременно расхотелось читать, прыгать и завязывать бантики.
А тем более делиться друг с другом радостью. А вдруг она какая- то неправильная?

Долго думал Читалкин над словами мегаморфов. Ему вовсе не хотелось мешать Бантику и давать ей неправильную радость. И сделал Читалкин то, что ему совсем не свойственно было. Решил потихоньку уйти из дома, чтобы не портить жизнь Бантику и себе. А вдруг, у Бантика радость неправильная? Уж лучше побродить по извилистой дорожке, постоянно меняющей свое непонятное направление.

А к Бантик в это же время пришли похожие мысли. И сделала Бантик то, чего раньше никогда не делала. Достала огромную коробку конфет, открыла и заревела над ней. А что еще остается делать, когда твоя радость может оказаться неправильной?

Долго шел Читалкин. Дорожка все петляла и кружила. на обочине то и дело попадались домики, меняющиеся от шалаша до дворца. Из них выскакивали радостные метаморфы, махали Читалкину руками и приглашали поиграть. А Читалкин все шел и шел. Пока не вышел к собственному домику.

Бантик плакала и ела конфеты. Слезы мешались с шоколадом и она не чувствовала ни того, ни другого вкуса. Солнце светило, птицы, еще вчера бывшие курицами, заливались звонкими трелями. А Бантик ничего этого не замечала.
В какой-то момент, она вдруг поняла, что шоколад кончился и остались только слезы.

В это время в дверь робко протиснулся Читалкин, на всякий случай, прикрываясь книжой.
— Послушай, — Начал метаморф. — А разве наша раддость не…
— самая правильная? — Просияла Бантик, отбрасывая пустую коробку. — Самая! Правильная! Тра-ля-ля! Тра-ля-ля!
— Но разрешение мы все же получим. — проложил Читалкин. — Зачем обижать мегаморфов?
— Но ведь наша радость не станет от этого другой? — Насторожилась Бантик.
— А зачем? Мы и так обмениваемся самой правильной и радостной радостью — а значит заранее выполняем условие мегаморфов.
— Ну хорошо, — улыбнулась Бантик. И тут же хитро прищурилась. — Я тут такой бантик придумала! Закачаешься! Пойдем, я его наверху нарисовала!

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий