Рельсы для Ромашки

В непроходимой темноте шахты поблескивал одинокий огонек. Кто бы то ни был, ему неведом страх. Но и солнечный свет он никогда не видел. Здесь, на холодном полу с лужицами ледяной воды, ее собрали и впервые поставили на древние тускло блестящие рельсы.
Каждый день, захватывая все более темные участи пещеры, она возвращалась с добычей к своему старому хозяину.
Старик все надеялся, что однажды она принесет ему огромный алмаз или сапфир. На крайний случай рубин. Хозяин не любил эти камни, называя их кровавыми и безжалостными. Поэтому вагонетка обходила стороной богатые рубиновые залежи, то
тут, то там попадавшиеся в шахте. И каждый день она приносила лишь небольшие самоцветы и изредка мелкие, почти крошку, бриллианты.
Старик злился и порой даже пинал ее в бок. Она терпела. Ну что с ним сделаешь? Живет в темноте, как летучая мышь, обнимает мешки с мелкими камушками, которые, если верить старику, все без исключения порождения дьявола.
Раз в месяц приходил хозяин старика. В этот день вагонетке запрещалось появляться в пещере, где обосновался старый любитель бриллиантов.
А если Хозяин Оттуда пожалует неожиданно, она должна замереть на месте и никак не показывать того, что она живая. Иначе она останется здесь одна — зачем платить кому-то деньги за просиживание камней в пещере, если она бесплатно может работать сутками. Только смазывать не забывай.
«Только смазывать не забывай» — любимая песня старика. Он всегда напевает ее, когда протирает ее сцепления и капает несколько капель масла прямо ей в сердце. Иногда она сама пытается ему подпевать. Но получается только скрип и невнятное жужжание.
Она хорошо относилась к хозяину. Порой даже любила, если вагонеткам доступно такое чувство.
Но иногда, особенно когда он начинал разглагольствовать о том, что она всего лишь машина, результат его непревзойденного гения… Ей хотелось бросить его и умчаться в самую черноту шахты. Особенно обидно вагонетке было от того, что ей казалось — он прав. Как она может быть живой, если у нее нет даже имени. Только фонарик сбоку. Чтобы ненароком не свалилась в пропасть.

На самом деле никто лучше ее не знал эти шахты. Они давно считались заброшенными и выпитыми до дна. Только Хозяин ее старика был уверен, что шахта спрятала свои главные сокровища глубоко внутри. Так глубоко, что никто, кроме ее седого изобретателя, не решался сунуться туда.
Он ожидал, что его изобретение принесет ему славу. Но вагонетка оказалась слишком живой.
Она чувствовала и жила. Хотя старик не мог понять, как у него это получилось.
Вряд ли производство таких машин могло стать серийным.
И вот хозяин день за днем сидит в пещере, ожидая, что она поможет ему покрыть ту сумму, что «подарил» Хозяин Оттуда. Но каждый раз сумма увеличивалась.
Страшный человек приносил старику еду. В пещере-то чем питаться? Разве что
летучими мышами.
И долг рос. Не могли мелкие камешки его покрыть.
А крупными здесь были только рубины, которые так ненавидел хозяин. И так, день за днем, слегка поскрипывая и напевая про себя «не забыыыываааай…», вагонетка двигалась все дальше и дальше в пещеры. Как она собирала камни?
Как добывала их из твердой и жадной породы? Это так и осталось секретом изобретателя.
Она и сама не знала, как происходит таинство общения со стенами пещер.
Просто в какой-то момент у нее появлялись руки с острой киркой, тонким шпателем
и нежной тряпочкой. А в следующую минуту в нее уже сыпались грибным дождем
мелкие камушки.
Однажды, старик захотел прогуляться по пещерам, где она работает. Ей это не показалось
хорошей идеей. Пещеры бывают низкими и узкими. С обрывами по краям и черными озерами, расплывшимися прямо посреди рельс. Сгинет он там…
Тогда изобретатель захотел, чтобы вагонетка нарисовала ему карту. Но он не заложил в нее никаких знаний по картографии. Да и выразить опасность, скрытую в сочащейся каплями мгле, она смогла бы только невнятными графиками.
О! Она очень хотела ему помочь, но не могла.
Тогда старик рассердился.
— Я дал тебе жизнь, но не дал ни ума, ни сердца. Ни голоса! К чему такое жалкое существо на свете?
Вагонетке было очень тяжело от его слов, но она постаралась простить. Она любила своего создателя.
С того дня старик был сам не свой. Как будто по неосмотрительности присел на острый сталагмит.
Она терпела. А что ей еще было делать? Терпела и каждый день отправлялась за сокровищами шахт.
Как-то раз, когда она наткнулась на многообещающую изумрудную жилу, она услышала приближающиеся шаги. А потом мимо нее пронесся старик и ухнул в темноту.
Некоторое время вагонетка стояла на месте, слушая удаляющиеся шаги и размышляя, что же ей теперь делать?
Нерешительно двинулась вслед за хозяином. Потом разогналась, подгоняя себя мыслями о ловушках, захвативших эту дорогу.
Вскоре она поняла, что потеряла след и заблудилась сама. Шагов изобретателя нигде не было слышно.
Резко затормозив, так, что искры осветили узкий туннель до самого потолка, вагонетка принялась напрягать свои непостижимые органы чувств. Обычно они помогали ей находить драгоценные камни.
Сейчас она надеялась найти человека.
Но ничего особенного заметить ей не удалось. Вокруг была привычная тишина, пронзаемая редкими каплями воды.
Тогда она проехала еще немного и снова остановилась, выискивая хоть что-то напоминающее запах хозяина. Потом еще чуть-чуть. Затем миновала большой отрезок рельс, пропетляв вокруг озера, где даже слепая рыба боялась заводиться. И на полной скорости проскочила богатейшую рубиновую жилу.
Она проехала по пещерам с высокими потолками, по лазам, где еле помещалась, даже сжавшись в комочек.
Были там следы людей и наземных животных, но такие древние, что обращались в кучки праха только от того, что вагонетка проезжала мимо. Ей попадались странные рисунки на стенах и целые острова льда…
И, наконец, она почувствовала человека!
Она рванулась в ту сторону, не разбирая рельс. В одном месте их совсем не осталось, и она поехала прямо по камням, рискуя серьезно испортить колеса.
Все ближе и ближе она чувствовала человека. Ощущение очень резкое и четкое, как будто старик специально звал ее.
А в следующую секунду ее пронзили какие-то непонятные лучи. Пролетев по воздуху, она тяжело приземлилась, захрустев давно не смазанными суставами. Прокатившись еще немного по инерции, остановилась и замерла. Лучи потихоньку нагревали ее поверхность. Причувствовавшись, она едва не ослепла и не оглохла. Таким светлым, разноцветным и громким было все вокруг.
И вагонетка сообразила, что лучи, так бесцеремонно захватившие ее в плен, принадлежат солнцу.
Она никогда не видела его, но старик частенько мечтал о том, как вернется на поверхность и будет греться в солнечных ваннах. Вагонетка подумала, что как раз сейчас она нежится в такой ванне.
Хозяин! Вагонетка встрепенулась. Ведь здесь так сильно пахло им! Она ехала сюда на его зов!
Но старика нигде не было. И рельс, по которым вагонетка могла бы заскользить дальше, тоже.
Они закончились наверху, там, где был еще один вход в шахты.
Что делать дальше, вагонетка не знала. Она отключила все свои чувства, оставив только мысли.
И все эти мысли были обращены к тому, что это она виновата в случившимся со стариком.
Она не нарисовала ему карту. Она не принесла ему брильянт… Она, да еще рельсы, которые проложены к несчастью…
Она так погрузилась в грустные мысли, что не заметила, как ее обступили люди. Они были гораздо моложе, чем ее хозяин. Некоторые из них говорили живыми голосами, меняющимися туда-сюда.
Они были меньше ростом, чем Хозяин Оттуда. И вообще они не были похожи на кого-то знакомого вагонетке. Но все это она узнала позже.
Сейчас она стояла спокойненько и не обращала ни на что внимание. А вот люди ею заинтересовались.
— Смотри, какая огромная железяка! — восхитился один человек.
— Если ее переплавить… — присвистнул второй.
— И что? Мы выиграем на конкурсе сбора металлолома? — фыркнул третий.
— Давайте ее взорвем и посмотрим, каким цветом она будет гореть. — Деловито предложил четвертый.
— Нет. — Вступил пятый. Он успел со всех сторон осмотреть вагонетку и пришел к какому-то выводу.
Все заинтересованно посмотрели на него. Даже предмет спора слегка приподнялся на колесиках. — У моего дяди найдется лучшее применение для нее. И кто вообще придумал использовать вагончик для работы на шахте?

И для вагонетки начались новые времена. Ее отчистили от грязи, которая въелась в некрашеные бока.
Ей дали имя — Счастливая Ромашка. На ее боках зазеленел луг, и расцвело целое поле бело-желтых цветов.
А под конец, в нее встроили сидения с мягкой начинкой.
Наступил день, когда вагонетку снова поставили на рельсы!
Был солнечный день. По небу от парикмахера, бежали завитые облачка.
В Ромашку посадили пассажира! А потом еще одного! Первый был совсем маленьким, а второй взрослым.
— Ну что ж, малыш, сегодня мы покатаемся в новом вагончике. — Сказал старший. — Не боишься?
— Не боюсь! — пискнул первый пассажир и подпрыгнул. — Ромашка хорошая, она не даст мне упасть!
Вагонетка аж расчувствовалась от таких слов. Она протянула свои невидимые руки и тихонько обняла обоих, нашептывая, что не допустит, чтобы с ними что-то случилось.
— Поехали! — крикнул кто-то снизу.
И все вагончики впереди Ромашки задвигались. А она покатилась вслед за ними. Все быстрее и быстрее, пока не услышала, как малыш авторитетно заявил:
— Здорово. — А потом рассмеялся и закричал. — Йохохо!
Мимо мелькали другие аттракционы. И смазанные блинчики человеческих лиц.
— Это рельсы, проложенные к удаче. — Решила для себя вагонетка Ромашка. — И я буду ездить по ним всю жизнь!
Внизу мелькнуло знакомое лицо. Кажется, это был старик.

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий