Сделай сам

— А я говорю, это крокодилы. Драконов не бывает. – Заявил Петрушка. На самом деле его звали Вадиком, но уж слишком петрушистый вид он имел для мальчика восьми лет.
— Еще как бывают. – Заспорила Быстришка. Когда-то мама назвала ее Верочкой. Но разве можно так звать девочку, которая носится быстрее всем мальчишек во дворе и за две минуты залезает на дерево?
Дети стояли перед витриной зоомагазина. Только сегодня сюда завезли странные большие коробки, в которых что-то шевелилось и покряхтывало. А сейчас в корзине с песком и лампочкой, на виду у всех, лежало несколько крупных яиц в разноцветную крапинку.
— А может это страусы? – предположил Рыжий. Хотя у мальчика совсем-совсем черные волосы и не единой веснушки на бледном лице, звали его именно так. А все потому, что природа наградила Митю острым умом, цепкой памятью и большими амбициями. Одним словом, он был признанным и непризнанным атаманом-командиром-предводителем шайки, собравшейся сегодня перед зоомагазином. – Я читал, что страусы откладывают яйца в песок и ждут, пока те не приготовятся. А потом расклевывают скорлупу и помогают детям вылезти.
— Сам ты страус. – Фыркнула Быстришка. Но Рыжий даже не дернулся – все равно не догонит. – Это драконы и точка.
— Вот сейчас ценники выставят, и мы все узнаем. – Рассудительно сказал Митя.
— Все узнаем, все узнаем, все узнаем. – Заскакал на одной ножке Петрушка. Ему стало уже скучно пялится на три кругляшки за стеклом. Мир вокруг предлагал столько возможностей пошалить, а они тут стоят.
— Не узнаем. – Помотала головой Верочка-Быстришка. У них все ценники на латыни. Ты, Рыжий, конечно умный, но латынь тебе не по вихрам.
— А ты откуда знаешь про латынь? — нахмурился главарь.
— Мама рассказала. – Снисходительно пояснила девочка. Ее ноги сами приплясывали на месте. Вот бы сейчас забежать в магазин, схватить одно из непонятных яиц и убежать с ним быстро-быстро и далеко-далеко. Только нельзя. Это будет воровство в особо крупных размерах – воровство дракона.
— Что ж. – Рыжий сложил руки за спиной и прошелся перед ветриной туда-сюда. – Значит, мы должны узнать, кто в них сидит сами. Установим слежку. Каждый день будем наблюдать за яйцами. И как только кто-то вылупится, сразу расскажем другим.
— Целый день торчать здесь? – ужаснулся Петрушка.
— Да. А что? Кто-то против? – ухмыльнулся Митя. – Нет? Ну и хорошо. Ладно, не хнычь, Петруха, придумаю я чем тебе заняться… да вот, хоть, держи зеркало. Будешь зайчиков пускать. Кошку серую видишь? Нет, не в глаз, а то она на тебя кинется. Прямо перед ней. Видишь, как бегает? Ну вот и развлекайся. Ты первый сторож.
Сказав это Рыжий похлопал Петрушку по плечу и стартанул с места так, что Быстришка догнала его только через несколько секунд.

Петрушка не скучал на посту. Вокруг него вскоре собрались все окрестные кошки и коты и жадно поглядывали на заветный кругляшок в ладони мальчика. Кроме того, некоторые люди тоже поддавались зайчиковой болезни. Кто-то, заметив на асфальте кусочек солнца, перепрыгивали через него, другие, наоборот старались наступить и начинали гонятся, совсем как кошки, пока не замечали паренька, старающегося не хихикать. Тут уж люди одергивали полы пиджаков и подолы платьев, задирали носы и надменно спешили дальше.
А потом к стражу присоединилась Быстришка. Она принесла булочку с маслом и вареньем, которую Вадик тут же слопал. Девочке не терпелось сменить постового, но тот оказался непреклонен и Вера убежала так быстро, что никакой заяц ее бы не догнал.
Вскоре, приплелся снедаемый любопытством Рыжий. Он покровительственно похлопал Петрушку по плечу и предложил:
— Устал, давай я постою, а Быстришке не скажем.
Но Петрушка, хоть и выглядел петрушисто, дурачком не был. Он уже понял свои привилегии и голосом смертельно усталого героя ответствовал:
— Нет, нет. Я не устал… Я постою. А ты иди. Не трать время попусту…
— Ну, как знаешь. – Разочарованно протянул Митя. Засунул руки в карманы и пошел, насвистывая и делая вид, что ему совершенно, ну вот ни капельки не интересно.
Еще немного попускав зайчики и получив три банана от пробегающей мимо мамы, Петрушка заметил две тени с разных сторон от магазина.
— Ага. – Громко сказал он. – Кажется, кому-то не терпится посмотреть, как вылупятся крокодильчики!
Из-за углов дома появились смущенные Быстришка и Рыжий. Они быстренько умяли свое удивление, будто так все и задумано.
— Давайте вместе дежурить? А то вдруг пока сторож добежит, все уже произойдет и мы все пропустим? – миролюбиво предложила девочка.
— Давайте. У меня как раз есть шоколадка и сок. – Быстро согласился Предводитель. – И я буду вас ими кормить.
И они снова приникли к стеклу, за которым под лампой в песке лежали три неизвестных сокровища.
Яйца оставались неподвижными, гордыми и даже немножко снисходительными, что было особенно обидно. Ну чего им стоит показать, кого они прячут?
Ожидание затягивалось. Бананы и шоколадка уже подъедены. Хотя Быстришка и припрятала пару плиток на вечер.
Все свежие анекдоты рассказаны. Даже все несвежие, включая анекдот про «Сруля-чебурашку».
Верочка пропрыгала на одной ножке до угла и обратно. Потом еще раз, потом еще. Когда мальчишки сбились со счета, они попросили ее остановится, потому что у них голова кружится. После этого девочка проскакала туда-сюда еще пять раз.
А потом всех облепил ранний вечер. Он залез в уши, в нос и глаза. Особенно пострадали глаза. Они начали слипаться, закрываться, перестали открываться и всячески протестовали против такого обращения.
Но в такие вот глаза проще всего забраться снам, грезам и их приятелям мечтам.
Раз! И стекло между дружной троицей и тремя обитателями песков попросту испарилось.
— Ох! – Быстришка уперлась ладонями прямо в горячий песок. Глянув на одно из яиц она увидела в нем небольшую темную дырочку. Как раз такую, что бы в нее можно было подглядывать за миром. Вглядевшись, она встретилась с таким же внимательным взглядом, рассматривающим ее. – Так не честно. Вылезай, посмотрим друг на друга.
— Цыпа-цыпа. – это сбоку от девочки Рыжий неуверенно звал кого-то из другого яйца.
— …А еще я отведу тебя в зоопарк. Там есть вкусные зебры. Вылезай. А? – соблазнял Петрушка обитателя третьего яйца.
— О! У меня шоколадка есть! – сообразила Верочка. – Если ты правильный дракон, ты должен любить шоколад. Вот смотри, он такой… как съедобное золото!
Темнота внутри яйца какое-то время молчала, а взгляд пытливо блуждал по девочке, нетерпеливо подпрыгивающей на месте.
А потом раздался негромкий, сухой треск и, сбрасывая осколки скорлупы, на песок ступил самый настоящий маленький дракон. Он воровато огляделся по сторонам и подбежал к руке с тающей шоколадкой. Ам-ням! И шоколадки нет. А пальцы на месте и к тому же аккуратно облизаны.
— Вот умница. – Обрадовалась Быстришка. Она погладила дракона по голове, на которой уже начал пробиваться грозный боевой рог. Сказочное существо заурчало, как котенок. – Теперь расти скорее и мы с тобой побежим на перегонки с ветром, со светом и с мыслью!
— …И ты представляешь, мне пришлось объяснять пятикласснику теорему Пифагора! – Рыжий делился со свеже вылупившимся страусом странностями жизни. А тот слегка улыбался и очищал перышки, всем видом давая понять, что теперь-то жизнь будет еще чудесатее.
— … И тогда нужно только вовремя потянуть за ниточку и ловушка захлопнулась! – восторженно рассказывал Петрушка желтовато-зеленому крокодилу. – Можно подойти и забрать! – рептилия нежно ухмыльнулась, сообщая, что поняла замысел нового друга.

— А ну-ка,геть отседа! – ворвался в идиллию голос дворника Ефремыча. – Неча торчать у на улице ночью!
Для убедительности старик пошевелил усами и помахал древней метелкой.
Ребята протерли глаза и встали с земли, где уютно дремали.
— А как же наши друзья? – воскликнула Быстришка, сообразившая что произошло быстрее всех. Они оглянулись на витрину. Стекло было на месте и яйца тоже. Под яркой, горячей лампой на настоящем песке.
— Чего вы на яйки уставились? – удивился Ефремыч. – Никогда пластмассы не видали?
Видя, что дети ошарашенно смотрят на него, дворник пояснил.
– Ну да, не настоящие. Я еще утром парой слов с продавщицей перекинулся. Реклама это! А теперь, геть по домам! Геть, геть! Швидче, швидче! – припомнил смешные иностранные слова старик. – Насмотрятся телевизора, а потом на яйки пялятся. – Бормотал он в след троице.
Ефремыч и не подозревал, что над девочкой со смешным хвостиком летит самый настоящий дракон с остатками шоколада на зубах. Рядом с мальчиком петрушистого вид шлепает довольный желто-зеленый крокодил. А с предводителем малолетней шайки неспешно беседует о смысле жизни крупный страус.

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий