Сказка о фантазии и тьме.

Ночью в лесу темнота владычествует над всем. Звезды, луна и светлячки — слабые воины против полного шелестящих теней и черных дыр сгустка мглы.
Но зверям это не мешает. Жизнь в каждой секунде, в каждом звуке и в каждом сантиметре чащи. А когда столько всего происходит, нет-нет, да и случится чудо.
Волк Вул не учел ветер и оказался нос к носу с огромным старым медведем Везелем. Он прижал было уши и оскалил зубы. Но похоже, косолапый сам не понял, зачем вылез из берлоги во мрак и тер глаза.
— Доброй ночи. — Вильнул хвостом Вул. Кажется, вежливость не помешает. Стая — то где-то далеко. Заячий ветер увел от своих и от знакомых мест.
— И тебе не хворать. — Буркнул хозяин леса. — Что-то я не припомню тебя в нашем районе. Новоприбывший?
— Скорее турист. — Еще активнее замахал бубликом волк. — Слышал о вас много хорошего, вот и решил посетить.
— Да, у нас много интересного. — Махнул лапой, со встопорщенным мехом, Везель. — Одни только легенды чего стоят!
— Легенды? — Вул аж присел. А медведь тяжело опустилс в траву рядом с ним.
— Все верно. Самая моя любимая — про… — Косолапый зевнул и стыдливо прикрыл когтями неудержимый зевок. — Про людей!
— Да ну, выдумки. Не бывает людей.
— А вот и нет. Бывают. Шерсти у них почти нет, одна голая кожа. — В этом месте матерого волка передернуло. — Ходят на двух лапах. А верхними машут, как птицы крыльями. Когтей почти нет, так слабые подобия. В темноте не видят, запахов почти не чувствуют, бегают медленно…
— Вот же прискорбные создания. — Взыл от жалости к несчастным Вул. — От чего же тогда легенды о них страшные?
— У них есть главное и ужасающее оружие. — Везель сделал паузу и торжествующе поглядел на собеседника. — Фантазия! Благодаря ей они придумывают всякие штуки… Такие штуки, которые я не могу объяснить. Но вот, например, видишь сов, что летают вокруг нас, надеясь, что мы уйдем, а они поживятся полевками? Люди тоже на них смотрели. И Фантазия научила их подниматься вверх без крыльев. А еще, они умеют ловить еду, даже не находясь рядом с ней. И хранить ее долго-долго, пока им не захочется ее съесть!
— А почему они не хотят ее сразу слопать? — Удивленно наклонил голову волк.
— Это надо у них спросить. Ты дальше слушать будешь?
— Буду! Но вот бы хоть одним глазом посмотреть на человека. Спросить у него, что там за фантазия внутри…
— Кхм. — Из-за спины медведя, удобно облокотившегося на подсгнившее дерево, раздался слабый голос. Ветер вновь подвел Вула. Или это нос начал его подводить. Шестой год все же пошел. Везель же даже не дернулся. То ли не услышал, то ли резко заснул.
На какое-то время к темноте присоединилась ее любимая сестра — тишина.
Волк старательно топорщил шерсть и пытался унюхать, кто же там шумит, заяц или просто сова в кустах запуталась. А медведь похрапывал, покачиваясь в такт движениям воздуха.
— Простите, что мешаю вашей беседе. — Не выдержал вдруг владелец голоса и вышел в едва обозначенный лунным светом круг.
Вул чуть языком не подавился! Этот кто-то шел на двух лапах, а шерсть была только на голове! Вой, то ли устрашающий, то ли отчаянный сам собою вырвался изо рта волка.
Легендарный человек дернулся и попытался спрятаться за спину Везеля. Тот как раз проснулся и потер глаза.
— О, ты нашлась! Прости, милая, я позабыл, что мы играем в прятки и немного задремал. — Голос медведя стал мягче и ворчливее. Как голос вожака стаи, когда тот постарел и в основном играл с волчатами.
— У тебя тут новый друг. — Шепотом напомнил пришелец из кустов.
— Точно, точно. Турист. Не спросил как тебя зовут даже. Где мои манеры? Это моя подруга — Эмма. Она частенько приходит поиграть со мной ночью — днем некогда играть — в школе не заиграешь. И зачем их только придумали?
— Чтобы мы учились. — Приподнял руки человеческий ребенок.
— Или мУчились. — Передразнил хозяин леса, совсем не почтенно. — Ты там не замерзла? Совы то вон какой сквозняк создают, простынешь, твои родители не обрадуются.
— Да, хорошо бы костер развести. И турист твой заодно бы погрелся. — Согласилась Эмма. — Ты огня не боишься? — обратилась она к волку. Тот совсем перестал что-то понимать. Но слово огонь знал хорошо.
— Боюсь! И вам бы его бояться не мешало. — огрызнулся он.
— Брось, не бойся и не злись. — Медведь покачал головой. — Людская фантазия давно приручила огонь. Видишь, круг из камней? За его границы он не выйдет. А как потухать станет, разрешу тебе у нас тут временную прописку оформить. Согласен?

Лесная тьма редко приходит в человеческие города. Наверное, потому, что человеческая фантазия научилась хорошо разгонять ночную гостью. Вот и тут, прямо в чаще, исконном владении мглы, появился костер, способный согнать ее с насиженного места.
Медведь и его подруга привычно любуются не него, обнявшись. А волк робко поджаривает мухомор, пытаясь понять, что ж это за фантазия такая. И можно ли ее съесть.

Автор иллюстрации Юлия Щигал

#сказкилюНет описания фото.

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий