Танцующий вулкан

День закончился неожиданно. Это как с пирогом. Ешь его, ешь, а он уже пять минут назад кончился. И нужно снова лететь и набирать фруктов с самых вершин деревьев — там самые солнечные — и запекать их с зернами и молоком прямо на вулкане, в маленькой выемке.
Немес закинул голову и почирикал. Можно было бы создать целую песенку, объясняющую летуну, что они будут делать, но после пирога, да на закате очень лень. Поэтому, попугай принялся вертеть головой еще до приземления. Это значило, она пытается понять, что задумал бескрылый друг. Чем от него пахнет, какого цвета глаза, далеко ли лук со стрелами? Все это помогло бы ей понять настроение Немеса. Но тот, без лишних слов, чириканий и жестов, подхватил сумку из большого, желтеющего уже, листа и вспрыгнул на спину летуну.
Птица оживленно зачирикала — летать за едой приятно.
Вот уже несколько дней птица и ее наездник жили здесь, у вулкана, ведя травоядный образ жизни.
Но вскоре это прекратится. С каждым днем камни все горячее. Стоя рядом с ними можно ощутить гул, идущий из под земли. Вулкан пресытился спокойной жизнью. Он хочет танцевать.
Немес уже посылал весточку об этом в лес. Но его жители не верят. Они так поглощены каждодневными делами, что даже не удосужились проверить. Это разозлило наездника попугая и он решил, что справится сам. Но дни шли, а что делать, он не знал. Немес с радостью сам бы прыгнул в жерло, если бы был уверен, что это спасет остров. Но увы, самоубийство еще никого не спасло.
Вот и этот день закончился.

Ночью гул усиливался. Птицы спали, жители острова замирали в своих домиках на деревьях, а звезды молчали.
Вероятно, они выживут — спасет давняя традиция, оставшаяся от последнего танца вулкана. Дома помогут своим жителям. Но что дальше? Лава убьет все на своем пути.
Немес с тоской поглядел вниз на остров, а потом на пар, окутывающий все вокруг. Дождь, прошедший из ночных облаков уже испарялся. Ночное зрение хорошая штука. Без него более густой белесый поток остался бы незамеченным.
Ринувшись к нему, наездник попугая увидел, что это дыра в вулкане. Точнее, что-то похожее на норку. Чирикнул попугаю — одному боязно. Птица приземлилась рядом и, на всякий случай прикрыла друга крылом. Странно, что нору не было видно днем. Может быть…
Кто-то закрывал ее?
Немес улыбнулся. Если так, значит, там кто-то есть!
Игнорируя клекот попугая, наездник прыгнул в нору. И даже не ушибся. Было совсем не глубоко, а вниз вели какое-то подобие ступеней.
Присев на одну из них, и едва не скатившись дальше, Немес попытался отрегулировать зрение. В такой темноте он еще не бывал. Наверху все же звезды, а на острове фонарики, развешанные по деревьям.
Пока он сидел, привыкая, кто-то налетел на него, не заметив и ойкнул тоненьки голоском. А в следующую секунду, наездник попугая оказался прижат к холодным скошенным ступеням, а сверху восседала тень с сердито мерцающими глазами.
— Так и знала, что стоит один раз не закрыть дверь и полезут все подряд. — Прошипела тень. В этот момент глаза Немеса пришли, наконец в согласие с окружающей средой и фигура стала обретать более четкие очертания.
— Ты девчонка! — выдохнул наездник.
— Девушка. — Поправила хозяйка ступенек. — А ты подлый захватчик с острова. Меня предупреждали о таких как ты. Эх, надо было по голове и выкинуть. А теперь, ты меня видел!
— Не очень-то гостеприимно. — хмыкнул Немес.
— А никто и не звал. — огрызнулась девушка.
— Как тебя зовут? Я Немес с острова.
— Да знаю я, ты тут уже несколько дней торчишь, ждешь непонятно чего. — сморщилась подземная жительница. Немного помедлила, отпустила пленника и отошла на два шага — больше не позволяла нора. — Я Безымянная. Засмеешься — плюну ядом.
— А ты умеешь?
— Умею. У меня за щекой орешек, разгрызу и плюну. Мало не покажется.
— Неудобно наверное, с орехом за щекой.
— Неудобно. Но это лучше, чем с пикой по коридорам бегать.
— А зачем тебе оружие? Сюда же никто не ходит — все боятся вулкана.
— Потому и не ходят, что я охраняю. — Бросила девушка и попятилась. — Тебе лучше уйти и забыть, что ты здесь был. Возвращайся на свой остров.
— Но он же будет танцевать! — Вырвалось у Немеса. — Он сожжет все, что внизу.
— Глупости. Не будет он танцевать. Возраст не тот. — Безымянная слабо улыбнулась. И вдруг хихикнула, а потом и вовсе прыснула, видимо, представив пляшущего старичка. Наездник присоединился к ее смеху. Эхо разнесло смешанные голоса по норе. Ее хозяйка быстро успокоилась и сказала: — Пока я здесь, я и вас от вулкана защищаю. Ничего он вам не сделает.
— Но он гудит. И гораздо горячее, чем обычно!
— Да, что-то идет не так в последнее время. — Помолчав, призналась защитница. — Похоже, я не справляюсь. Раньше я только помогала отцу… Но теперь его нет и я одна все делаю.
— Тебе нужен помощник? — выпалил Немес.
— А ты что, хочешь помогать?
— Хочу. Я же тут не просто так! Я думал, как спасти остров от лавы.
— Надумал?
— Да нет, конечно! Откуда мне было знать, что и так есть защитный механизм.
— Это я — то механизм?
— Если я буду тебе помогать, тоже им стану! Расскажи, что ты делаешь, чтобы остудить вулкан?
— Я не могу. Это тайна, которую можно рассказывать только семье.
— Я стану твоей семьей!
— Да ты меня даже при свете не видел! Да и я тебя тоже.
— Хорошо. Тогда я приглашаю тебя утром полетать над островом. Хочешь?
Глаза девушки поменяли цвет. Это Немес увидел даже в темноте. Она едва заметно кивнула и стала осторожно, но быстро спускаться вниз. Наездник отряхнул одежду и пошел наверх.
— Дверь закрой! — донеслось из норы.

С утра Немес слетал к озеру и умылся теплой водой. Вулкан подогрел и ее.
Немного подумав, наездник скинул одежду и искупался целиком. Попугай шумно брызгался у берега.
Собрав немного фруктов, они направились ко входу в нору.
Дверь оказалась так же, куда ее вчера вернула Немес. Он разочарованно вздохнул, решив, что Безымянная передумала.
Но, когда он постучал, дверь приоткрылась и девушка выглянула на свет. Она щурилась, пока глаза перестраивались, а наездник тем временем успел ее разглядеть. Невысокая и хрупкая, да, ей было бы тяжело с пикой бегать. Даже странно, что ей удалось его в плен взять ночью. Миловидная, хоть и несколько бледноватая. Волосы красивые и заплетены в сложный узор — видимо много практиковалась.
Наездник остался доволен увиденным.
Безымянная окинула его одним взглядом и скомандовала:
— Полетели.
Ломая голову, чем он не угодил, Немес помог девушке забраться на попугая и сам запрыгнул на него.
Когда птица взлетела, наездник почувствовал, как в него железной хваткой впились слабые руки. Всю дорогу, пока кружили над островом, Безымянная молчала.
Но вот, попугай приземлился у норы, очень довольный собой — еще бы, двоих выдержал и ни разу не чирикнул.
Девушка соскользнула по крылу, села на камень и закрыла лицо руками. Немес топтался рядом, не зная, что сказать. В конце концов, он с хрустом откусил кусок маленького лилового фрукта, чтобы скрыть неловкость. И Безымянная тут же распрямилась.
— Мне нужна такая птица! Не твоя, а моя собственная! Ты научишь меня, как подружиться с ними? Как научиться летать на них? А я научу тебя, что нужно делать, чтобы вулкану не пришло в его лавовую голову сжечь остров.
— Но ты же говорила, что только родным можно рассказать. — опешил от такого оборота наездник.
— После этого полета ты мне как брат! — рассмеялась девушка.
— Но я не хочу тебе быть братом! — Возмутился Немес и понял, что это абсолютная и неизменная правда.
— Да? — улыбнулась загадочно хозяйка норы. — Тогда будем друг другу учителями. А со временем… Со временем, я позволю тебе придумать мне имя.

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий