Совенок в часах

В доме скрипучие двери и половицы. Если знать правильные движения, то можно сыграть веселую песенку.
Совенку нравится эта песенка и, когда хозяин дома, в хорошем настроении, проигрывает мелодию и насвистывает, малыш пританцовывает в своем домике.

Дело в то, что Совенок живет в часах. Обычно говорят в часах с кукушкой, но никакой кукушкой тут и не пахнет. Механизм выскакивающий есть, но пустой.
Малыш осторожно обходит его, когда гуляет по домику или переходит от верхнего окошка к нижнему.
Как в часах появилась совершенно неподходящая птица, куда делись все шестеренки и почему стрелки продолжают двигаться — это науке не известно. Если только какому-нибудь голубоглазому магу.

Жить в часах интересно. Можно посмотреть туда и сюда. Сквозь щелочку в крыше, через дырочки в циферблате, а каждый час обозреваешь весь доступный мир в дверцу целых десять секунд!
В маленькой кормушке сами собой появляются вода и зернышки. А когда Совенок их съедал, появлялись новые.
То и дело в доме появлялись дети. Они приходили откуда-то и тогда, птенчик слышал их смех, крики и наслаждался радостью, которая окутывала все вокруг, даже стареньким часам доставалось.
А когда темнело, малыш ложился в свою уютную постельку из пуха, перьев и укрывался лоскутным кусочком одеяла. Он смотрел, как последние лучики света стекают со стен и черные искорки превращаются в огромные темные пятна. Это не было страшно, скорее уютно и Совенок в полудреме сочинял стихи, сказки и представлял, как прекрасен мир там, снаружи.

Выйти наружу, хотя бы через ту самую дверцу казалось птенчику невероятным волшебством. Таким небывалым, что уж с ним то никогда случится не может. Особенно невозможным это казалось зимой. Когда Совенку хотелось спать все время, а свет почти не появлялся.
О том, что скоро он вырастет и домик станет тесноват, малышу никто не говорил. Да и вообще с ним никто не говорил до тех пор, пока в доме не появилась пчела.
Она залетела в окно из сада. Деревья только -только выпустили на волю листья и наметили цветочки, а эта трудолюбивая малютка уже вылетела на разведку.
В доме было свежо, а от часов тянуло теплом. Поэтому, озябшая пчела устремилась к нему. Тем более, что из малюсенькой дверцы доносился аромат малинового варенья, которое съел на завтрак Совенок.
Немного поплутав в пустых часах, пчелка наткнулась на подросшего птенца.
— Бзз. — представилась она.
— Ой! — не понял малыш и попытался спрятаться. Но гостья легко его нашла.
— Зовут меня Бзз. — терпеливо пояснила она.
— А. А меня Совенок.
— Рада познакомиться.
Повисло неловкое молчание.
Пчела почувствовала, что уже согрелась и решила продолжить осмотр дома. Со второго этажа пробивалось едва заметное благоухание живого цветка.
— Всего сладкого. — Попрощалась гостья.
— Сладкого. — Автоматически ответил малыш. — А вы куда?
— Цветы искать.
— Цветы?
— Да, красивые, с лепестками, тычинками и нектаром.
— Ух ты!
— А ты их ни разу не видел? — Удивилась пчела. — Даже я уже сотню встречала!
— Они не растут у меня в домике. — смутился Совенок.
— Правильно, они в земле растут, а у тебя ее тут нет.
— Ну, да…
— Полетели, покажу.
— Как это полетели? Куда? Зачем?
— На улицу. Там сможешь посмотреть. На все!
— На все?
— Там много всего!
— Нет, я ни разу не покидал дом и не хочу. Вряд ли там есть что-то интересное. А здесь тепло и кормят.
— Ну это да, когда кормят, зачем куда-то идти. — Кивнула гостья. — Всего сладкого.
И она улетела. Совенок смотрел ей вслед, пока она не стала точкой, а потом и вовсе пропала.

В постельке из пуха и перьев вдруг стало неудобно и тесно. Еда показалась безвкусной. Крики детей раздражали, отвлекая от мыслей. А думал малыш теперь все время.
О том, что в дверке мира видно совсем чуть-чуть, а в щелочки и того меньше. О том, что дети от чего-то смеются, но не понятно, что их так развеселило или порадовало. Ну и конечно, совершенно не понятно, что это за цветы такие.

Как-то, когда часы собрались пробить девять утра, в доме снова поднялся гомон и смех. Дети бегали и пропитывали все вокруг.
Совенок настороженно выглянул в щелку дверцы. Так близко он еще, пожалуй, не подходил.
Вдруг дверца открылась и послышался звонкий «Бом!», затем еще один, еще, и еще. Малыш понимал, что скоро часы закончат бить и мир снова превратится в щелочку.
— Сейчас или никогда! — Решился вдруг Совенок и отважно шагнул из домика.
Как оказалось, хоть он и жил в часах, все же оставался птицей. Крылья сами собой раскрылись, позволяя планировать, а потом сделали несколько взмахов и малыш за минуту облетел небольшую комнату, в которой висели часы.
— Смотрите! У нас часы с совенком! — Донесся снизу детский голос.
— Ерунда! Часы бывают только с кукушкой! — Ответил другой.
— А это тогда кто?
— Кто ж его знает? Может уродливая кукушка?
— Нет, это маленькая сова. — послышался женский голос. — Но как она попала в часы? Она бы там не выжила.
Совенок все еще летал по комнате, подслеповато жмурясь. Как бы разглядеть все это, всех, кто там разговаривает, то, что стоит повсюду и то, что источает такой аромат сверху?
Но свет слишком яркий. Глаза малыша не привыкли к такому. Сложив крылья, он ринулся обратно в часы.
Внизу замолчали.
А потом послышались шаги по скрипучей лестнице и кто-то осторожно постучал в дверцу часов.
— Ты там? — спросил женский голос.
Совенок забился в угол часов и решил, никогда больше не покидать свой дом.
Дверца приоткрылась и в нее заглянул человеческий глаз. Он посмотрел туда-сюда и дверца закрылась.
— Там никого нет. Неужели нам всем это показалось?
— Может быть.
— Ты всегда найдешь объяснение!

Потом все стихло, но малыш не выходил из уголка, в котором решил провести всю оставшуюся жизнь.
И все же темнота, те самые темные искорки успокоили его.
К дверце Совенок подобрался с опаской. Вдруг глаз все еще там? Но в щелке был виден только приятный глазу полумрак.
Тишина и перепутанные мысли заполняли голову малыша.
И он снова сделал рывок.
На этот раз все было легче и интереснее!
В темноте все предметы стали лучше видны и понятны. Малыш присел на огромный шкаф и осмотрел комнату. Он долго сидел, принюхиваясь, прислушивался и присматриваясь, пока снизу не донесся голос, которого он раньше не слышал.
— Разве совы живут в часах? Я давно за тобой приглядываю и недоумеваю, что ты там делаешь?
— Живу. — Рассеянно разглядывая кошку, сидящую внизу.
— Да, да, это понятно. Но зачем?
— Вопрос. — Призадумался Совенок.
— Может ты испытывал сильнейшую потребность объявлять людям время?
— Даже не думал.
— Тогда, тебе нравится стук шестеренок?
— Порой они даже раздражают.
— Хм, что еще может удерживать в часах?
— Там мой дом?
— Дом там, где тебе хочется быть, точно тебе говорю. Я же кошка, верь мне. Тебе хотелось там быть? Или ты из чистого любопытства второй раз за день вылетаешь?
Птенец помедлил с ответом. Он вспомнил разговор с пчелой. Удивление людей, собственные страхи…
— Я хочу быть везде. — тихо ответил Совенок. — Но это же не возможно.
Кошка фыркнула и оказалась на шкафу, рядом с собеседником. Они помолчали. Потом кошка растворилась в темноте. И как малыш не напрягал глаза, он не смог понять, куда она делась.
Чуть-чуть подождав, он решил узнать, что же такое цветы и полетел вон из дома.

Счастливый, напитанный впечатлениями и восторгом Совенок влетел в комнату с часами, когда солнце уже выкинуло в небо коралловые щупальца.
Постелька из пуха и перьев снова стала уютной, а лоскутное одеяльце прикрыло от страхов и сохранило счастье теплым и свежим до самого вечера.
Конец.

Share on Facebook
[`yahoo` not found]
Bookmark this on Google Bookmarks
Share on LinkedIn
[`evernote` not found]

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий